быть родителем

Детские открытия 2

Итак, какие же изменения произошли в наших родительских головах? Одновременно хочется сказать «глобальные» и «никаких»: всё необратимо изменилось, буквально на все смотришь совсем с другой точки зрения, — а мы всё такие же, как были до детей.

С одной стороны, раньше не приходилось волноваться, могут ли остаться отпечатки зубов на тумбочке, сколько времени потребуется, чтобы не просто погрызть тумбочку, а отгрызть от нее что-нибудь и насколько сильно все это может огорчить хозяев дома. Или успеет ли сын заглядеться на восхитительную люстру и шлепнуться по-пингвинячьи на спину, пока я ловлю дочь, с бодрым гиканьем убежавшую на четвереньках потрошить бабушкин кухонный шкаф? В качестве бонуса повысилась скорость реакции и вообще скорость, а также память на всякую ерунду («…в каком заведении дают детский стульчик, хотя бы один, и можно что-нибудь дать детям со своей тарелки, чтобы они потом не покрылись подозрительной сыпью, и чтобы вокруг не курили, и чтобы нам тоже было вкусно?..»)

С другой стороны, я осталась тем же самым человеком — стоило вернуться в добеременное состояние и обнаружилось, что в голове все на своих местах, включая привычный шкаф с гусями и нежно лелеемые консервы привычек. На фоне сдвинувшегося восприятия действительности отсутствие глобальных переворотов воспринимается особенно контрастно. Теперь я поняла, что уже настолько взрослая, насколько могу быть взрослой, если уж дети этой самой взрослости не прибавили. Мало того, подозревается, что остальные «взрослые» в целом ненамного взрослее.

Если спуститься с уровня общего самоанализа на уровень повседневной конкретики, то получается примерно такая картина:

    • Я смела, решительна и не иду на компромиссы, надо думать о будущем детей, что за фигня в стране с выборами, даешь гражданские права!
    • Ужас! Три раза ужас! Почему дети грызут кастрюли?! Наверняка теперь у них будет кариес и все зубы выпадут, даже те, что еще не вылезли… Вот! Вот сын уже чихает, а дочь подозрительно нюнит — это точно признак чего-то страшного и плохолечимого.
    • Как спать-то хочется… Еще пять минут и все, укачивайтесь без меня. *через полчаса* Ура! Кажется, получается — уже почти заснули, еще полчасика, и можно попить чаю спокойно.
    • Приходится думать на перспективу. Вот контрактную армию обещали к 2010, и где она? А сын вот он. Грызет себе ведерочко и не знает, что уже родине задолжал. Причем на очереди в садик в нашем районе дети являются гордыми обладателями места девять-тыщ-с-хвостом. Наводит на грустные мысли.
    • Дзен. Мой дзен самый дзен из всех дзен. Да у меня такой дзен, что остальные дзен даже близко не дзен! Доча, нельзя трогать провода. И розетки. И бить брата по голове пирамидкой. Брата надо гладить, ласково. Сына, котик хороший, отпусти хвост котика. Котика надо гладить, ласково. Да, это у мамы нос. Не надо его откручивать, дети. Маму надо гладить, ласково.
    • Почему я никогда не замечала, сколько вокруг добрых людей? Ладно, предположим, это дети так влияют. Почему я никогда не замечала, сколько вокруг добрых любопытных людей? Вот что это за вопрос — «Кто первый вылез», а? Безусловный фаворит, ровно перед классическим «Грудью кормишь?».
    • Второе дыхание, третье дыхание, четвертое, уснули. Фу-у-ух. Упс. Пятое дыхание, шестое дыхание…
    • Конечно, надо стараться оставаться нормальными людьми и говорить с окружающими на интересные взрослые темы. Я вот стараюсь. О, подожди секунду. Сына, отдай соплю, зачем она тебе? Вот, без сопли и легче дышится, и живется веселей. Так, о чем это мы говорили?
    • Кто эти люди, что сюсюкают с детьми? Я читала, что это мешает речевому развитию ребенка и затрудняет пополнение словарного запаса, плюс портит… Ты моя пусечка в колготусечках! Как здорово шагаешь! Иди ко мне солнышко, обнимашки-чмоки-чмоки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.