летопись

Говорим

Сейчас все вопросы про животных:

— А у ядовитых лягушек головастики тоже ядовитые?
— А собаки могут слышать электрозвуки летучих мышей?
— Может быть, Шер Хан был не злой, а просто хищный? А Каа был какой?
— А комары хищные?
— А Багира кого больше любит, Маугли или своих котят?
— А как долго змея старую кожу снимает?
— А анаконда может съесть крокодила?
— А в Австралии можно найти щеночка собаки динго? А вомбата себе завести?
— А если питон поймает гигантского кенгуру в свои кольца, он сможет с ним справиться?


***
Бубню на Алену.
Кирилл смотрит на меня осуждающе, а ей ласково говорит: — Мама Нёночка, раз мама Мичка на тебя ругается, я тебе первой свою конструкцию покажу!

***

Непонятно, радоваться или огорчаться: дети поспорили, кто имеет право посудомойку разгружать. Прибегают:

Кирилл: — Мама! Яся меня укусила! Смотри, след вот остался!!
Яся, возмущенно: — Мама!! А он меня зато потом поцарапал!!!

***

Яся: — Мама!! Он смеется надо мной!!
Кирилл оправдывается: — Но я это делаю скромно, мама!

***

Обсуждают гостящую у нас собаку.
Кирилл: — Bobby is a bad boy!
Яся, возмущенно: — Нет, Бобби нормальный boy!!
Кирилл уточняет позицию сестры: — Но Бобби не good boy?
Яся: — Нет, не good boy, но и не bad boy.

Интересно, что дети воспринимают ‘bad boy’ / ‘good boy’ именно как речевые штампы и оперируют ими соответственно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.