домашнее обучение

Хоумскулинг и билингвизм

Как только я начала задумываться, что хочу, чтобы мои дети учились дома, так тут же меня стала мучить мысль — а как же английский? Нет, даже так — А КАК ЖЕ АНГЛИЙСКИЙ? Дело в том, что живём мы в Канаде, дома говорим на русском, и с момента переезда были уверены, что английский дети будут развивать в школе, а наша задача, наоборот, обеспечить им такой прочный русскоязычный фундамент, чтобы его даже вездесущая иноязычная окружающая среда не размыла.

Три года я читала все книги про билингвизм, до которых могла дотянуться, а также советы бывалых мам. Говорите с ребёнком по-русски всегда и везде, ни слова английского до школы, язык большинства усваивается “из воздуха”, русский язык в глухой обороне, бежать, чтобы остаться на месте — вот это всё. Я переводила детям англоязычные книги на русский, собирала русскоязычную библиотеку, говорила с ними по-русски на площадках, кружках и в гостях, работала сама себе синхронным переводчиком и, действительно, добилась неплохого результата.

Дети подросли, и я поняла, что немного.. перестаралась. Английский “из воздуха” был на базовом уровне, при этом дети говорить по-английски не хотели и стремились общаться только с русскоязычными. Я всё ещё думала, что дети пойдут в школу, но уже не верила, что отправить почти не говорящего ребёнка в англоязычную среду — это лучший вариант. Наслушалась историй про плачущих месяцами детей и резкий отказ от русского через год. Забавно, что толчком к тому, чтобы выбрать домашнее обучение, стали как раз попытки подготовить детей к школе. Пытаясь без ущерба для их русского подпитать детский английский, я стала водить их на занятия, нацеленные на подготовку к школе, задумалась, действительно ли школа лучший из доступных нам вариантов — и тут как раз и встал в полный рост вопрос А КАК ЖЕ АНГЛИЙСКИЙ?

Скажу честно, для меня он был единственным вопросом, вызывавшим сомнения. Классический набор — а как же социализация? как поступать будут? а вдруг что пропустите? — смотрелся бледно на фоне апокалиптических картин, где мои выросшие канадские дети говорили по-английски с акцентом и ляпали одну грамматическую ошибку за другой. Местные хоумскулеры все, как на подбор, были с родным английским. Попадались в сети редкие истории с похожим на наш раскладом, но в большинстве случаев оказывалось, что или один из родителей был носителем языка среды, или дети ходили в детский сад / начальную школу. Меньшинство научилось английскому “из воздуха”. Наш воздух был какой-то неправильный, надежды на него было мало.

Почему же Ярослава и Кирилл всё-таки учатся дома, а не отправились в школу? За это спасибо одной знакомой, которая сама учит детей дома; когда я ей спела свой грустный плач а-как-же-английский, она спросила: “Сколько времени ты готова дать своим детям на то, чтобы их английский догнал их русский?” Один вопрос, а помог мне посмотреть на всю ситуацию под другим углом. Детям было тогда ближе к пяти, и я вдруг поняла, что у нас действительно есть запас времени.

Сколько обратных историй я читала и слышала из первых рук про детей восьми, десяти, да даже двенадцати лет, которые забывали язык родителей и переходили полностью на английский? Если детей отправить в школу, их языки сравняются быстрее, но стоит ли этот выигрыш по времени того, от чего придётся отказаться взамен? Да, если бы я с самого начала знала, что дети будут учиться дома, я бы многое сделала по-другому, но им не 25, и даже не 15, времени пока хватает. Всё достижимо, если смириться, что оба языка моих детей входят в мою зону ответственности, оба развивать мне. Да, не получится взять готовый рецепт вроде дома-только-русской, придётся собирать свою собственную мозаику, но почему это должно меня останавливать?

Сейчас, когда им шесть лет, русский язык у моих детей по-прежнему сильнее, чем английский, особенно если речь идёт о говорении. При этом Ярослава учится читать на обоих языках, Кирилл уже на обоих одинаково свободно читает. Оба ребёнка умеют писать простые слова и по-русски, и по-английски. У обоих детей нет проблем с пониманием устной речи, хотя словарный запас по-прежнему богаче на русском. То есть разрыв между языками сейчас меньше, чем, например, был год назад, и продолжает уменьшаться, что даёт мне основания для осторожного оптимизма.

Расписала всё так подробно в надежде, что наш опыт будет полезен кому-то, кто думает о том, можно ли совместить домашнее обучение и билингвизм. Может быть, потом ещё напишу, что я делаю для детского языкового развития и поддержания баланса языков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.