феминизм

«Ты же мальчик»: Россия в сравнении с Канадой

Этим летом мы всей семьей съездили в Россию после шестилетнего отсутствия. Впечатлений море — и у детей, и у взрослых. Лично я до сих пор не всё успела обдумать, если честно. Но про разницу в гендерном воспитании детей все-таки напишу, потому что это волнующий меня вопрос.

Поскольку из России мы уехали, когда детям только-только исполнился год, свежих впечатлений на эту тему у меня было немного, все больше смутные воспоминания из моего детства, да опыт осознания несправедливого распределения плюшек между мужчинами и женщинами уже во взрослом возрасте. Я и в Канаде нет-нет да и вижу коробящие меня моменты разного отношения к мальчикам и девочкам; поскольку у меня разнополые дети одного возраста, любая разница сразу довольно заметна.

Тем не менее, переезжая в Канаду я не особенно думала про феминизм и про гендерное воспитание детей, других причин хватало. Над несовершенством окружающего мира поэтому вздыхаю, но, в принципе, верю в лучшее. После поездки в Россию же я поняла, насколько я рада, что и моя дочь, и мой сын растут в Канаде, а не в России.

В России буквально все, что окружает детей, гендерно-маркированно и пересечение разделительной границы не поощряется.

“Это пакетик девчачий, зачем он тебе, он же мальчику совсем не подходит.”
“Зачем тебе платок повязывать? Это же только для девочек, а ты мальчик.”
“Ты же девочка, надо просто уступить.”
Что-то в этом роде взрослые говорят постоянно.

В магазине есть вывески “игрушки для мальчиков” и “игрушки для девочек”. Догадайтесь, в каком отделе Лего и вообще все конструкторы? Мне это было удивительно, потому что в канадских магазинах сейчас такие вывески представить невозможно. Случай из российского фирменного Лего-магазина: дети вместе рассматривают наборы с динозаврами, подходит продавец и предлагает дочери перейти к секции с линейкой “Лего Друзья”, потому что она Для Девочек! (в отличие от всего остального магазина, очевидно)

Разница в детской одежде тоже заметная. В российских магазинах одежда для мальчиков преимущественно темных цветов: темно-синего, коричневого, зеленого, для разнообразия белого. В Канаде одежда для мальчиков и девочек тоже различается, но в основном кроем и тематически, а не цветами — поди попробуй найди мальчишескую одежду с единорогами или девочковую с динозаврами (UPD Сегодня нашла — пижамы с розовыми и фиолетовыми динозаврами в бантиках, в противовес зубастым зелёным и синим динозаврам на пижамах для мальчиков).

В России, судя по комментариям взрослых, девочкой быть стыдно и плохо. Это то, чем в первую очередь стыдят мальчика, чтобы повлиять на его поведение. Например, впечатлившее меня: “Ты когда так визжишь, можно подумать, что ты девочка, если тебя не видеть!”

За все время в Канаде я один раз только слышала попытку использовать «девочковость» как негативный образец: на футбольной тренировке сына тренер хотел, чтобы игроки громче объявляли пас, а не “шептали, как маленькие девочки”. В ту же минуту, как он это сказал, он перевел взгляд на скамейки, где ждали окончания тренировки родители (мам и пап примерно поровну, у многих в комплекте сестры футболистов, лица ..удивленные), громко сообщил, что был не прав — и больше так не делал.

В России с дочерью взрослые женщины много говорили об одежде и украшениях, сына в такие беседы не включали, а если он сам проявлял интерес, удивлялись и в разговор все равно не приглашали. К слову, не обращала раньше внимания, сколько принижающих женщин фраз звучит от самих же женщин, буднично, между делом, фоновым потоком. Теперь обратила, когда увидела удивление моих детей, которым все это в новинку, и загрустила.

Интересно было наблюдать, как гендерные стереотипы влияют на восприятие действительности: всё, что не укладывается в шаблон — игнорируется, а то, что совпадает — возводиться в абсолют.

Один раз дочь побоялась лезть по деревянной лестнице на крышу, которую её брат почти всю одолел (подозреваю потому, что услышала предупреждение взрослых, что можно упасть). Она тут же получила ярлык застенчивой и боязливой, и “конечно, девочка же”. Мне это было удивительно, потому что во всех остальных ситуациях повышенную осторожность демонстрировал как раз сын, но это оставалось как бы вне поля зрения и не комментировалось.

Выводы сына встречались похвалам его логике, а в дочери же отмечали кокетство (!). При этом точно такое же поведение сына, опять же, никак не маркировалось.

Повышенную экспрессивность сына взрослые были склонны прощать, потому что “он мальчик”. Дочь же, когда она отстаивала свое мнение, не одобряли и удивлялись ее неадекватному ситуации упрямству. При этом как сын показывал, что ему что-то не нравится? Громким воплем — “Неееет! Это отвратительный суп/план/день!! Уберите!!!”. Дочь же довольно спокойно говорила: “Нет, мне это не нравится”. Бывает, и “извините” добавляла.

С моей точки зрения, социальное давление на детей в России было неравномерное, к дочери требования предъявлялись выше. И ведь даже не спишешь разницу на возраст. Когда дочь прямо говорила, чего хочет, взрослые часто воспринимали это как требовательность и “сложность”, если её желание не было оформлено реверансами. Если она забывала поздороваться или ещё какую социальную норму нарушала — это тоже замечали и активно не одобряли. От сына такого внимания к этикету не ожидалось. Эта разница мне бросилась в глаза именно по контрасту с Канадой, где разрыв в требованиях к поведению девочек и мальчиков всё-таки намного меньше, как и сами требования, кстати (но про это в другой раз).

Отдельная песня — это мультфильмы по телевизору. Дома у нас телевизора такового нет, поэтому я могу контролировать, что у нас лежит на жестком диске и какие диски дети берут из библиотеки. В России же, в порядке эксперимента, в качестве единственного ограничения я попросила детей смотреть только детские каналы и дальше наблюдала, утешая себя тем, что это погружение в среду и интересный опыт.

Опыт, действительно, получился интересный, чего уж. Если говорить про гендерное воспитание, даже сбалансированные в целом мультфильмы могут изменить перевод и озвучка, а также добавить оригиналу новых смыслов. Но хватало и такого контента, где никакого перевода не надо. Особенно запомнился мне эпизод уже не помню из какого мультсериала. Там мальчики и девочки поссорились и решили играть отдельно. Помирились они потому, что мальчики проголодались и им захотелось пирогов, а у девочек сломалась плита и им — конечно же — нужна была помощь мальчиков, чтобы ее починить. Вот такая дружба, ага.

В результате к моменту нашего отлета сын уже вовсю пользовался в спорах с сестрой аргументом “Девочкам это не положено, это только для мальчиков” и рассказывал, что «мужчины — главнее», а «все женщины — плаксы». Когда у него самого в аэропорту полились слезы, был очень этим огорчен, потому что мужчинам плакать “несолидно”. Дочь научилась извиняться за всё подряд ( — Яся, ты всё, наелась? — Извини, мама. ) и стала много внимания уделять своему внешнему виду. И это всего два месяца и тепличные условия, то есть общение только с любящими родственниками и друзьями. Честно, не представляю, как и чем можно компенсировать такое всепроникающее воздействие на постоянной основе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.