летопись

Русский язык — 5 лет

Продолжаю наблюдение за тем, как развивается русский язык у детей.

Сначала про моменты, волновавшие меня, когда детям было 4 года.  

— спряжение глаголов

По-прежнему плавает. И «обогну» вместо «обгоню» не исчезает, и спрягают без учета исключений. Хотя если остановить, обратить внимание, обычно могут сказать правильно.

И «ложить» и всякие кадавры на тему «класть» продолжают здравствовать. Тут трудно воздержаться от размышлений о том, как дети предсказывают будущее языка, намечают возможные грамматические русла, но я удержусь.

— два ложки и оба вилки

Наконец случился большой сдвиг. Все еще, бывает, ошибаются, но моментально исправляют ошибку, если уточнить.

— звуки р-л

Почти встали на место. Иногда слепляются, но только иногда: «лорд», «Лора», «карикатура» и подобное.

Проблема только с Р в мягкой позиции — упорно произносят как R. Тут, наверное, уже пора переходить к сфокусированным логопедическим упражнениям, потому что английский язык же еще вмешивается.

— не получаются ж и ш

Уже все получается, причем довольно давно. Ничего особенного не делали, просто время от времени обращали внимание на разницу и хвалили, когда хоть чуть-чуть получалось. Так постепенно, методом последовательного приближения, все и наладилось.

— склоняют несклоняемое

Все еще бывает, в основном, с именами.

— редкое переставление слогов и слов (это личное Кирилла)

«Петерь» вместо «теперь» и «Науки мир» вместо «Мир науки» — все еще случается, обычно, когда Кирилл торопится. Но теперь, если исправляешь, он понимает, в чем ошибка, и может сказать правильно.

Что нового? А новое всё хорошее!

Во-первых, дети сами стали учиться читать. Тут у нас основной инициатор Кирилл. Как Яся, самая спортивная в нашей семье, его в физкультурном отношении побуждает прыгать выше головы, так он задает тон в языковых науках.

Началось все с «Нестрашной энциклопедии чудищ, юдищ и бук». Она оказалась вовсе не такой уж и нестрашной, в результате Кириллу было очень сложно найти того, кто был бы готов ее ему почитать. Но узнать, кто где нарисован, хотелось. Так, где вспоминая, где складывая буквы в первый раз, он начал читать, вопреки всем правилам обучения чтению сражаясь со Сфинксом и Василиском вместо мамы и рамы. Потом Кирилл начал читать подписи и в других энциклопедиях. Яся, не желая отставать, тоже стала тренироваться.

Наблюдать за ними одно удовольствие. Тут еще увлечение супергероями подоспело, а супергеройские книжки у нас исключительно на английском, так что по-английски процесс обучения чтению тоже идет. Все абсолютно стихийно: не думала, что это дети будут ходить за мной и просить подсказать, как правильно прочитать, а не я их уговаривать.

Во-вторых, продолжает расти уровень осознанности. Чаще спрашивают про значение незнакомых слов, интересуются этимологией и оттенками значения. Узнали, что буквы умеют прятаться и не соответствовать звуку (например, спрашивают, не прячется ли «о» в этом слове). Оглушение согласных на конце тоже замечают. Задают вопросы про использование мягкого и твердого знака. Сами играют в «Что начинается на эту букву». Обсуждают особенности перевода с английского на русский и открыли для себя отличие перевода дословного от литературного (спасибо супергероям и их заковыристым кличкам).

Чего мне хочется?

Чтобы дикция у детей была почетче. То есть больше скороговорок и самой не частить. Может быть, поучить их основам декламации? И не забывать давать каждому из детей возможность развернуто говорить, когда слушают только его. Чтобы развернуться можно было, а не взахлеб.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *