иммиграция Канада летопись

Бытовый быт не забыт

Продолжаю писать в догоняющем режиме про наши будни; тему поиска квартиры не буду затрагивать, так как он пока не окончен. Сегодня для равновесия будет о всяких шероховатостях, которые даже сложностями не назовёшь, но что есть, то есть.

Самое сложное, мне кажется, это не разовые большие вопросы (оформление документов, поиск жилья), а мелкие бытовые. Сложность в том, что в привычной среде многие действия выполняешь не задумываясь: умыться, постирать, сходить в магазин, съездить куда-то на общественном транспорте, пройти по улице. Здесь немного по-другому устроена сантехника, стиральные автоматы требуют монет, на полках магазинов незнакомые товары, транспортная система тоже отличается, а уж прохожие и поведение в общественных местах отличаются достаточно сильно.

Начну с еды. Алёна меня считает привередой, но за годы совместной жизни у неё самой всеядности тоже изрядно поубавилось. Разборчивость помноженная на интерес к новым продуктам приводит к тому, что в магазине не получается взять осмысленный набор продуктов, а набираются интригующие, но не очень полезные фрагменты. Поэтому гостиничный холодильник у нас почти пустой, а мы щеголяем голодным блеском в глазах и неожиданной лёгкостью. Жуём ночами авокадо — оказалось, оно вкусное! — и запиваем козьим молоком.

В торговых центрах огорчили фуд-корты (зоны с едальными заведениями). Найти там что-то и съедобное, и чтобы с детьми можно было делиться, сложно. Алёна как-то просила мальчика на раздаче вполне европейского кафе порекомендовать что-нибудь, а он ей предложил макароны, пережаренные с сыром, и сказал, что детям очень нравится. Успешного опыта у нас было ровно два, и оба с японской кухней — японская забегаловка в даунтауне со вкусными сушами …правда, там дети закидали пол рисом и салатом, устроили скандал из-за бутылки с соусом, а сын ещё и попытался обманным маневром уползти на улицу.

Цитата в тему:
— Почему у нас дети ведут себя как хрюки? 🙁
— От осинки не родятся апельсинки 😀

Второй положительный опыт случился в торговом центре, где мы взяли две больших миски японского супа, имевшего успех у всего семейства.

Вообще с едой у нас, кроме шуток, чуть не вышла гуманитарная катастрофа — готовить времени не оставалось, а полуфабрикаты выбирались сплошь неправильные. Дети уже начинали смотреть на нас неодобрительно-мрачно, но сегодня случился переломный момент — Алёна решительно закупилась брокколями и рыбой и покорила гостиничную кухню.

Или вот стирка. В гостинице есть специальные комнаты со стиральными машинами и сушилками, которые надо кормить монетами и поить стиральным порошком. Забавно говорить «порошок» о жидкости в канистре, но чего уж. Так вот, монеты надо выменять, порошок купить, в прачечную попасть в промежутке, когда мы а) полтора часа никуда не уходим б) полтора часа не ложимся спать. Вроде просто, а соединить все условия получилось не сразу; только когда поймали себя на настроениях «проще купить новое, чем постирать», устыдились и прямо в 8 утра приобщились к миру чистоты.

Ещё множество мелочей, которые вместе создают ощущение, что спотыкаешься на ровном месте: светофор, который почему-то не переключается кнопкой; скайтрейн (подземно-надземное метро), едущий не туда, куда ожидалось; ломающийся невовремя навигатор. Да даже неожиданное предложение ввести сумму чаевых при оплате по карте — оставили как-то 2 цента случайно, потом извинялись, объясняли продавцу, что не со зла.

Кроме сугубо бытовых мелочей есть ещё, если можно так выразиться, слом шаблона. Что я имею в виду — не знаю, как у вас, а когда я иду по улице, то автоматически сканирую окружающих на предмет опасности-проблемности. Это абсолютно несознательное действие, наработанное за годы жизни: если встречный потенциально опасен, надо собраться и быть готовым дать отпор. Дети рядом такую реакцию только усугубляют. Здесь же люди в мои привычные схемы не вписываются — они гораздо разнообразнее, плюс совпадение по формальным признакам с образом проблемного гражданина не означает наличия проблемы. От этого в голове происходят мини-замыкания, потому как сигнал опасности звучит впустую.

Подавляющее большинство — очень дружелюбно и общительно. Все готовы помочь, ответить на вопросы, по мере сил проводить, а также поговорить и поулыбаться. Причем независимо от всяких внешних признаков! Интересно, что Алёна раньше читала, что тут к детям нет особого отношения и переживала, мол, придётся отвыкать от того, что мелким улыбаются и хотят помочь. На деле оказалось, что помочь хотят, улыбаться улыбаются, даже места уступают (а мы с коляской, между прочим, четверть вагона можем заблокировать при удачном стечении обстоятельств), а также играют с дочерью в шишки и с сыном в «ткни пальцем». При этом это какое-то общее дружелюбие, не зарезервированное специально для мам с детьми, как мне кажется. Люди в целом спокойно-расслабленные и готовые вступить в разговор, они не боятся встретиться взглядами. От этого успокаиваешься и испытываешь желание нарастить на защитной броне белую пушистость

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *