две мамы летопись

Детские повседневности (и ещё один разговор в коллекцию)

Простите все, у кого за окном снега и морозы и кого эти снега и морозы огорчают! Нет сил удержаться от радостного танца и немелодичного «ля-ля-ля». После Сибири каждый день радуемся, что вот так теперь у нас выглядит зима:

Бегущие дети — наши. На улице декабрь, а они — в резиновых сапогах! Трам-пам-пам! Всё, спасибо за внимание, постараюсь больше не приплясывать 🙂
***
Про новую семью кота Матроскина

Дети увлеклись вопросом родственных отношений, каждый день за завтраком проверяют, правильно ли всё поняли: кто тут сын («сы!»), кто доча («дуся!»), кто братик («бадя!»), кто сестричка (утвердительное кивание), а кто мамы (так же известные как «МаНёня» и «МиМа» соответственно).

Дочь пошла еще дальше и занялась семейным устройством кота Матроскина — чего это он у нас сирота? Решила, что серый канадский котик — это давно потерянная мама Матроскина. Теперь счастливая серая кошка, которую мы раньше считали котом, обрела «сы» и старательно катает Матроскина на коляске, укладывает спать и всячески обнимает.

***
Такое предупреждение («Предупреждение! Здесь работают воры») висит у нас в подземном гараже. И хотя недавно действительно были случаи взлома машин, формулировка всё равно забавная.

***

Были с детьми на первом для них около-новогоднем мероприятии — «Бранч с Сантой», организованном в нашем районном Доме отдыха и культуры. Всем раздали бумажные оленьи рога и накормили оладьями с сосисками под хоровое пение местных пенсионеров. Пели рождественские гимны, пусть нестройно, зато душевно. И «ноэль-ноэль» исполнили, тут мы с Алёной совсем растрогались, вспомнили, как в университете его старательно выводили в рамках какого-то самодеятельного выступления. Во всём хоре у нас не фальшивил ровно один человек — чудесное было время!

Конечно же, на «Бранч с Сантой» пришёл и сам Санта, причём не один, а с супругой:

Детям, к сожалению, Санта Клаус не сильно понравился. Сын вообще проникся глубоким недоверием, а дочь, хотя и снизошла, забрала сама свой подарок, но тоже смотрела с подозрением.

Дети, кроме получения подарков и фотографирования на коленях у Санты, могли рисовать, делать новогодние ёлки из бумаги и блёсток, а также попросить специальную девушку нарисовать на них что-нибудь интересное.

Большинство помощников Санты на празднике — они все расставляли, приносили еду и добавку, убирали за всеми, играли с детьми — это волонтеры, пришедшие помогать по собственной инициативе. Все вокруг улыбались и поздравляли с рождеством, отчего общее настроение было очень светлое.

***

Продолжаем радоваться детскому словотворчеству. Сын, например, придумал свой особый уменьшительно-ласкательный суффикс «ся». Если «бибищ» ему особо симпатична, то обозначается уже «бибися». «Кукуся» — это игра в прятки, а еще собственно тот, кто прячется. «Гуся» — это Груффало из книжки Дональдсон, который детям очень нравится. «Гузя» — это грузовик, он даже прекраснее, чем просто «бибися». «Госёся» — горшок, один из трёх. Очень важный предмет, произносится с пиететом. «Кокося» — это картошка. Последним номером идут «носёся» — носки, из-за которых иногда случаются бои; дочь считает, что носки должны быть парные, а сын — что какие хочется, и можно в несколько слоёв.

И дети полюбили стихи Хармса! Как слышат кодовое слово «Хармс» или фрагмент одного из стихов, тут же бегут с книгой. Нашим филологическим частям это приятно, хотя некоторые развороты уже просто снятся:

***

Напоследок, зарисовка с детской площадки: «Как русская бабушка русского дедушку просвещала»

Мама Алёна следит за двумя разбегающимся объектами, русский дедушка активно общается. Русская бабушка качает на качели внучку.

Дедушка — Какие у вас дети прекрасные! Как на маму оба похожи!
Мама Алёна — Спасибо.
Дедушка — Прямо ужасно похожи, копия! От папы-то хоть что-нибудь досталось?
Мама Алёна — Папы у нас нет.
Дедушка — Совсем нет? А куда дели?
Мама Алёна — Нет и не было.
Дедушка — Ну надо же. А дети откуда взялись, накопили и купили?
Мама Алёна — Ага, можно и так сказать.
Дедушка — Какая вы решительная женщина, уважаю-уважаю. Редкая женщина решится вот так вот, самостоятельно, да ещё двоих заводить.
Мама Алёна — Я не одна, у меня жена есть.

Тут мама Алёна в разговоре участвовать совсем перестала: убежала детей ловить. Дальше до неё доносились обрывки беседы.

Дедушка (очевидно пропустив фразу про жену как не согласующуюся с внутренней картиной мира) — Да, в одиночку, это большая смелость нужна.
Бабушка — Да не одна она, у неё жена есть. Их две девочки, у них семья, это их дети.
Дедушка — Сёстры, что ли?
Бабушка — Нет, они как муж с женой, только женщины.
Дедушка (с огнем понимания в глазах) — О! Лесби!

Бабушка — .. это потому, что мы в цивилизованную страну приехали. Родина у нас дикая, а тут это общество цивилизованное, тут таких семей много. Вот район Китсилано, например: там особенно много, тех, кто с деньгами; у них там дома, машины, целое сообщество.
Дедушка — Понятно.. То есть это они сюда приехали и вот такое себе придумали, да?
Бабушка — Нет, они такие уже приехали сюда, вдвоем и с детьми.
Дедушка — Это когда это?
Бабушка — Да недавно, в начале лета.

Бабушка — …Детей они сами рожали, а купили только клетки… Как прекрасно, что дети друг на друга похожи…

Бабушка — …Здесь это дело обычное, да. Я когда приехала только, меня сын в даунтаун повез, а там парни идут, за руку держатся и чуть ли не целуются. Я сыну говорю: — Ты куда это меня привез, это что за безобразие? А он мне: — Привыкай, мать, жить в цивилизованном обществе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *