домашнее обучение

Четвертый год на домашнем обучении. Итоги.

Начало здесь.

Только записали детей в очную программу, порадовались, что так всё хорошо работает, как случился коронавирус и наша “как бы школа”, вслед за школой настоящей, все занятия отменила и предложила “быть рядом на расстоянии”.

С одной стороны, нашей семье не пришлось отдельно приспосабливаться к учёбе дома — все процессы уже были налажены. С другой — кружки и дополнительные занятия прекратились, а младенец Настасья как раз вошла в возраст, когда хочется активно исследовать мир, а давать время маме со старшими совсем не хочется. Так что пришлось учиться новому и детям, и мне.

Выяснилось, что Яся может заниматься в театральном кружке по Зуму, а Кирилл — нет. В то время, как Ярослава играет в пантомиму и машет одноклассникам, по которым соскучилась, Кирилл за своим ноутбуком пишет в общий чат, как его все раздражают.

Обнаружилось, что слушать чтение вслух и помогать в сложных местах, занимая младенца, я могу, а вот убеждать, что дроби можно победить, уже нет. Но! Когда дроби отказались сдаваться, я напряглась и научилась развлекательному щекотанию без отрыва от педагогической деятельности.

Яся скучала по своим спортивным занятиям, по детям из школьной программы, по возможности встречаться с друзьями, ходить в гости и принимать гостей. Кириллу было сложно привыкнуть к тому, что большая часть организованных занятий проходила с рефреном “если младенец выспится” и “если младенец ещё не заснёт”.

Зато Алёну перевели на работу из дома, и у детей стало больше возможностей с ней пообщаться, причём не на бегу, а спокойно, например, во время завтрака и обеда. Пишу об этом в рассказе о домашнем обучении, потому что зачастую под еду мы успевали поговорить об истории, политике, археологии, биологии и языкознании. Двое взрослых вместо одного автоматически поднимали уровень обсуждения, плюс добавлялась ещё одна точка зрения, что давало возможность беседе повернуть в неожиданную сторону.

Завели себе новую традицию — читать рассылку Пятничного Кита с научными новостями для детей. Нередко какие-то из новостей я уже знала, но мне не приходило в голову, что ими можно детей заинтересовать. В формате же еженедельного дайджеста они отлично воспринимались и давали почву для дальнейших разговоров.

Попробую теперь в самых общих чертах написать про то, как выглядел учебный год для каждого из детей.

Ярослава

Благодаря программе в Hume Park Яся открыла для себя жанр научного доклада. В течение года дети должны были подготовить три презентации: связанную с обществоведением (Social Studies), связанную с естествознанием и точными науками (Science) и литературную. На последней случился карантин, но первые две Яся делала. Для обществоведения она рассказывала о том, как отмечают Хэллоуин в нашем жилом комплексе (и по смежности про наш жилой комплекс в целом). Для второй презентации Яся изучала египетские пирамиды и как именно их строили, а потом делала модель. В процессе она много работала с информацией; эти навыки ей очень пригодились позже, когда она собирала доводы, чтобы убедить нас разрешить завести ей кошку, и изучала породы и правила содержания.

Другой большой прорыв — Яся начала самостоятельно читать на английском для удовольствия. Первую половину года мы продолжали вместе читать книжки из списка Mensa, который начали в прошлом году. Чтение по-прежнему было трудоёмким процессом, но уже было видно, что навык сформирован. Так что я предложила Ярославе первую книгу из серии Magic Tree House (скрестив пальцы на удачу) — и всё получилось. Яся прочитала одну книгу, потом вторую, потом ещё — в целом её хватило книг на двадцать, пока она не перешла на другую серию, повыше уровнем.

Математика оставалась областью уверенного и спокойного развития. Ярослава занималась по рабочим тетрадям MathSmart, сначала обычным на свой класс, потом продвинутым, потом начала следующий год. Параллельно, пока была возможность, она ходила на очные занятия олимпиадной математикой.

Я продолжаю восхищаться Ясиным упорством и смелостью в освоении нового. Как она раз за разом поднималась на катке, также, раз за разом, она поднималась, когда падала со скейтборда. Как не сдавалась, решая свою математику и шахматные задачи, так и снова и снова открывала сложную для себя книгу и читала мне вслух, даже когда дело шло медленно и трудно. И когда я говорила “давай остановимся на сегодня, отдохни”, Яся отвечала “сейчас, я хочу эту часть сначала доделать”.

Кирилл

Учебный процесс Кирилла можно назвать (не)контролируемым (мной) хаосом.

Математика окончательно была отправлена в категорию “дурацких ужасно скучных” занятий. Уже и не помню все тетрадки, программы и приложения, которые я в том или ином виде задействовала. Стоило ослабить степень моей вовлеченности в процесс, как всё тут же становилось очень сложно, невозможно решить, и тетрадка летела в угол, а разъяренный ребёнок убегал и хлопал дверью. При этом — fun fact — в школе Кирилла отдельно хвалили за математические знания!

Кирилл окончательно освоился с Википедией как источником знаний. Кроме того, изучил весь BrainPop вдоль и поперек и полюбил играть там в юридические игры. Например, в водителя автобуса, которому надо выслушать пассажиров и отвезти их в правильный суд; или в юридическую фирму, где посетителям говорят, нарушены ли их конституционные права. В результате выучил судебное устройство США, а также поправки к американской Конституции. И это один эпизод — у Кирилла неплохая скорость обработки информации и хорошая память, так что он продолжает набирать факты из самых разных областей. Где бы ещё накопать обучающих игр такого типа?

Поскольку последовательное продвижение по материалу у Кирилла по-прежнему быстро вызывает скуку, научилась покупать ему сборные рабочие тетради по разным предметам и давать свободу в том, что и в каком порядке делать. В курсах с системным подходом так сделать было бы невозможно, но американские околошкольные пособия изначально дробят материал на практически отдельные блоки, так что сделали себе из этих лимонов лимонад.

За прошедший год так и не придумала, как увлечь Кирилла русскоязычным чтением; пока суд да дело, отправила его на портал uchi.ru. К сожалению, не смогла найти интерактивных русскоязычных ресурсов, которые могли бы реально его зацепить, пришлось выбрать самый подходящий и сказать неприятное слово “надо”. Кирилл в основном делал там задания из раздела “Окружающий мир”, иногда заглядывая в “Русский язык”. Новой информации для него не было, но была русскоязычная терминология и, если можно так выразиться, культурный колорит.

После месяца каникул в июле, в августе у Ярославы и Кирилла начался новый учебный год. Поскольку у нас в семье случился большой переворот, у детей в учёбе тоже многое стало по-новому. Постараюсь скоро написать по свежим следам, пока впечатления не смазались.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *