иммиграция Канада летопись

Кусочки мозаики

Продолжаем искать постоянное жильё. И постоянно общаемся с людьми; наверное, у меня такое ощущение из-за того, что народ здесь, с одной стороны, более дружелюбный, а с другой — интересно-разнообразный и от этого с трудом поддающийся игнорированию. Делюсь фрагментами и диалогами.

— Ты уверена, что нам действительно нужны зелёные кофты с надписью Канада, да ещё за такие деньги?
— Конечно! Как вообще можно говорить о деньгах, когда речь о нашем нарождающемся патриотизме? Кроме того, мы в них похожи на лепреконов-переростков 🙂
— Канадских лепреконов? О.о
— Не, ирландских. Мы — лепреконы-туристы! 

* * *
Идём по улице, к нам подходит длинноволосый вьюнош в кофте с надписью “because I am a girl”, призывает спонсировать ребёнка в странах третьего мира всего за 37$ в месяц. Проникновенно говорит: «Это всего 1.20 в день. Вот что можно на эти деньги купить в Ванкувере?». Мы, задумчиво: «Да мы тут 2 недели всего, откуда нам знать». Юноша, решив зайти с другого бока: «Хорошо, а в вашей родной стране?» Алёна, вспомнив правила грамотного троллинга и poker-face: “На нашей родине на эти деньги можно день прожить, если жилье есть». Юноша: «О.о» Мы, дружелюбно: «Вообще мы очень за эту чудесную инициативу. Вот только работу найдём сначала». Юноша: «Тогда оставьте номер телефона, я вам через месяц позвоню напомню, как раз и работа будет» Мы, благосклонно: «С удовольствием бы, но еще не запомнили. Может, мылом?». Юноша, грустно: «Не, мыло не подойдёт» — прячет приготовленную форму и желает хорошего дня.
* * *
Мимо этого танка мы проходим каждый раз по пути к скайтрейну:

* * *
Пришли на кухню еду готовить. Там уже ужинают двое парней неизвестного происхождения, слушают какой-то бодрый рэп. Дети машут привет-привет, носятся по кухне с перерывами на поплясать. Парни уходят, появляется другой товарищ бальзачьей наружности (прошу прощения сразу за соционику и за вульгарное типирование). Вроде-Бальзак мрачно смотрит на раскиданные игрушки и спрашивает, не ошибся ли он помещением, может, это ясли? Пока делает себе в микроволновке попкорн, поддерживает разговор; фраппируем его вопросом, откуда он. Бальзак глумно отвечает, что местный, желает нам успехов и уходит. Его место занимает душевная женщина из Малайзии. Дети продолжают бегать, играть в прятки, ползать по полу, катать машинки, грызть морковку и общаться со всеми приходящими невзирая на наличие-отсутствие обратной связи.
* * *
Пять утра: — Понимаешь, тут на самом деле ходят на головах. Просто все, поэтому никто не замечает. И мы тоже теперь вверх ногами, но мы еще не привыкли, поэтому в голове вата и туман.
* * *
Идём по улице, навстречу — худощавая женщина нервического вида. Подходит к нам и с напором сообщает, что курильщики — это плохо, они вредят себе и окружающим, курильщики — *%&! На минуточку: мы, как обычно, с коляской с детьми, коляска обвешана пакетами, из которых торчат морковки-шпинаты. Пока соображаем, нужен ли ответ, проповедница здорового образа жизни уходит. Следующая прохожая, добродушно улыбаясь, говорит, мол, не обращайте внимания, она тут часто ходит, и всегда в этом духе заясняет.
* * *
Клиника «Счастливый моляр»: все моляры исцелит наш умелый Айболит!

* * *
Пока я слежу у фонтана за хрюнделяющимися детьми и поочередно вытаскиваю их из воды, к нам прибегают три азиатских мальчика, по виду погодки. Прыгают по бортикам, играют в догоняшки — создают торнадо локального масштаба. Дочь с сыном внимательно наблюдают, видимо, перенимают опыт. Следом приходит стильная азиатская мама и строго говорит: «Даниэль! Вильям! Хватит баловаться, идём дальше». Мальчики дисциплинировано вылезают из фонтана — и шумно уносятся вдаль. Их мама спокойно идет следом.
* * *
Зашли в туалет торгового центра, переодеваем-чистим детей. Собственно кабинка там одна, и она не работает, о чём мы и сообщаем всем новоприходящим. Седоволосая благообразная старушка переспрашивает — Совсем-совсем не работает?
Совсем, — отвечаем мы, и решаем уточнить — Мы тут просто раковиной пользуемся
О, — говорит пожилая леди, — о. Не уверена, что у меня получится подняться на такую высоту.
Ооооо, — говорим мы, — нет-нет-нет, мы имели в виду, что пользуемся раковиной, чтобы детей умыть, а вовсе не то, что вы подумали! — и краснеем.
* * *
В магазине белокурая женщина катит тележку с двумя такими же ангелическими девочками. Спрашивает нас: «У вас близнецы?». Алёна говорит, что почти, и отвечая на следующий закономерный вопрос, объясняет нашу ситуацию. Женщина, улыбаясь: «Надо же, как вы здорово подгадали. Я считаю, можете смело отвечать, что близнецы, без всякого почти. И вот что я хочу сказать — у меня детям уже три года — держитесь! It gets better!”
* * *
Наша противо-дождевая конструкция:

* * *
В электричке сын замечает дядю, для разнообразия. Дядя вежливо улыбается, но в целом уткнулся в телефон и общаться не спешит. Обычно в такой ситуации дети переключаются на кого-нибудь еще, благо, желающих хватает, но этот дядя особенный: у него художественные дырки на джинсах. «Дядядядя!» — верещит сын и тыкает пальцем в направлении штанов, желая, наверное, поставить дядю в известность о таком моветоне. Дядя некоторое время смущенно ёрзает, в конце концов, сдается, и кладет ногу на ногу, чтобы дырки из вида убрать.

Другой замеченный дядя был в чёрной футболке с белой надписью по-русски; нечто вроде «Мы русские! С нами сила!». Больше ничего примечательного в дяде не было, просто мимо проходил, но тоже удостоился интенсивного тыканья пальцем. Интересно, неужели уже отличают на вид кириллицу от латиницы?
* * *
Пока в книжном мама Мика обнимается с новой книжкой Пратчетта, дочь решает навести порядок. Потому что полки стоят, это хорошо. На полках книжки — это тоже хорошо. Но вот явно же не правильно книжки стоят, не как надо, а это уже не хорошо, не порядочек. Так что старательная девочка по одной, по одной — и перетаскивает книги на новые места.
* * *
Гуляем по большому газону: дети заявили, что устали кататься на коляске и желают бегать ножками в случайных направлениях. Носятся, верещат. Подходит пожилая женщина потрепанного вида. То есть, если бы дело было в России, то я бы подумала, что она с дачи возвращается, а тут у меня пока версий нет.
Подходит, вообщем, и говорит: — А вы знаете, что здесь лисы водятся?
Мы: — О.о?
Женщина: — Я имею в виду койотов, конечно. Видите красную высотку? Вот у нее во дворе среди бела дня бродили. Так что вы поосторожнее, ведь у койотов сейчас свои малыши как раз, так что койоты опасны, особенно для маленьких детей. Не пускайте своих малышей в кусты!
Мы: — Что вы, что вы! В кусты — только с нами.
* * *
— Дети — отличное средство экономии. Представь, как бы мы разошлись и сколько денег потратили, если бы не приходилось по магазинам пробегать рысью?
— Угу. Кстати, о детях: они закончили громить стойку с вундер-бра, сейчас к пижамам перейдут. Так что всё бросаем и бежим, пора экономить.
* * *
И на десерт: йогуртное мороженое с фруктами:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *