cultural mix kid edition
быть родителем иммиграция

О культивации корней

Пять лет назад меня очень волновало, как же передать детям базовый набор «русского человека». Берёзки, матрешки в платках, Крокодил Гена и все-все-все. Тогда я составляла списки важных вещей и прикидывала, о чем уже успела рассказать, а что ещё надо будет включить.

Когда старшим было два, три, четыре года, мы освоили с ними весь стандартный набор: Барто, Чуковский, Михалков, песни из советских мультфильмов, русские народные и не очень сказки, деревянные ложки, квас и прочие радости. Мне кажется, останься бы мы в России — и то не дали бы более полного погружения.

С тех пор дети подросли и, похоже, я тоже выросла и изменилась вместе с ними. Незаметно пришло понимание, что передать правильную русскую культуру TM я А) не могу Б) не хочу.

Не могу, потому что невозможно объять необъятное, получается сплошное ощупывание слона в тёмной комнате. Что это за зверь такой вообще? Плюс-минус набор представлений и артефактов, что я усвоила в детстве? От части из них я сама отказалась, часть устарела и имеет смысл как историческая диковина, часть бессмыслена без среды, в которой мои дети не живут. Культура современной России? Опять же, часть мне чужда, а часть — незнакома, потому что я же тоже живу в другой стране и меняюсь вместе с этой страной, а не той.

Не хочу, потому что поймала себя на том, что мне ужасно интересно обсуждать с детьми то новое, что интересно им и мне сейчас, и совсем не интересно тратить время на то, чтобы в страноведческих целях пересматривать с ними советские комедии или читать им книги по российской школьной программе. Гораздо увлекательнее вместе разбирать политическое устройство драконьего общества, задаваться вопросами про биологию китайских заклинателей или даже спорить про этичность владения покемонами. В современном мире такое огромное количество всего, что у меня нет никаких сил припадать прицельно к истокам и тянуть туда детей под лозунгом «надо».

Сейчас, с младшей, мы всей семьей проживаем другую малышовость. В первый раз смотрим мультики про Машу и Медведя, а ещё мультсериал про индийского ребёнка-силача и набитые педагогическими песнями англоязычные мультфильмы для дошкольников (а вот так мы едим брокколи, а вот так мы чистим зубы, а так мы сами засыпаем, а вот так мешаем родителям поужинать вдвоем). Иногда читаем про репку, а иногда — про модного котика Петю, который нигде не пропадет. Иногда наша младшая зовётся Настасьей, а иногда она — вовсе даже Стейси.

Наверное, это не только другой возраст в родительстве, но и другая ступень иммиграционного процесса. В голове уже не возникает сравнений — там и здесь, теперь вокруг для меня — всегда у нас и всегда дома. Наша канадская жизнь — это сплав привезенных с собой привычек и новых реалий, и не всегда разберёшь, что откуда взялось.

Пять лет назад я задавалась вопросом, как сделать так, чтобы мои дети не были в позиции внешнего наблюдателя в отношении русской культуры. Сейчас мне кажется, что ответ — никак. То, что мои дети растут в другой стране, их жизненный опыт — автоматически выводит их за рамки одной культуры. Как русской, так и канадской, кстати. Они в состоянии на обе этих парадигмы посмотреть немного со стороны, культурные ожидания уже сейчас не кажутся им само собой разумеющимися. Каждая из культур одновременнов чём-то своя и в чём-то чужая.

Для меня это бонус ко всему нашему канадскому приключению, по важности идущий прямо следом за билингвизмом. Надеюсь, мои дети тоже смогут по достоинству оценить свободу, которую дает им их принадлежность к двум мирам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *