книги лгбт

«Семьи как моя»: советы родителям

Я уже рассказала, как в книге Абигель Гарнер «Семьи как моя» представлен опыт выросших детей из лгбт-семей. В этом же посте хочу собрать советы родителям. Советы эти местами от автора, местами от других выросших детей. Я выписала те, что показались мне полезными, но вообще дельных предложений для разных ситуаций в книге много.

— Говорите с детьми словами

Звучит банально, но приводится множество примеров того, как детям приходилось сомневаться и догадываться, что вообще происходит и чего ждать, потому что взрослые были не в состоянии или не считали нужным им объяснять. Важно, чтобы взрослые были готовы говорить и отвечать на вопросы, причем чтобы эта их готовность была вербализована. Даже в семьях, живущих абсолютно открыто, найдутся темы для обсуждения.

Абигель приводит в качестве примера распространенную ситуацию, когда ребенок, слыша гомофобные высказывания в медиа и от окружающих, начинает думать, что где-то есть особые, «плохие геи и лесбиянки». Он точно знает, что его близкие — хорошие люди, значит, речь идет о каких-то других, порочных, индивидах.

Другой пример — ребенок, которому одноклассник угрожает, что расскажет всем о его семье, и тогда родителя уволят, из города прогонят, камнями побьют. Ребенок в такой ситуации должен точно знать, какая опасность реальна, а какая нет. А если информации не хватает, первым делом спрашивать своих взрослых, а не мучаться сомнениями.

Тут важный момент — чтобы родители были в состоянии спокойно обсуждать самые сложные вопросы, не заламывая рук и не теряя головы. Если дети видят, что упоминание о том, что одноклассник сказал им гадость, вызывает у взрослого нервно-болезненную реакцию, то повышается опасность того, что вся негативная информация будет скрываться. Например, девочка-подросток неожиданно легко и с энтузиазмом соглашается поменять школу, и только задним числом семья узнает, что в предыдущей школе была очень гомофобная атмосфера.

— Давайте детям образцы и слова для описания семейной ситуации

Это в продолжение предыдущего пункта; выделила отдельно, потому что проблема была актуальной для многих из выросших детей. Они жалуются, что не были уверены, как им называть новых партнеров родителей, которые часто принимали большое участие в их жизни. Непонятно, как и когда их можно обозначать, в качестве кого представлять себя?

Складывается впечатление, что хотя часть сложностей обусловлена просто отсутствием в языке устоявшихся обозначений, ситуацию бы изрядно улучшило открытое семейное обсуждение существующих вариантов.

— Предупреждайте о ситуациях, в которых дети могут столкнуться с гомофобией

Многие лгбт-родители стараются обеспечить своим детям «безопасный мир», пока это возможно. Они тщательно выбирают детский сад, ищут подходящую школу, селятся в безопасных районах. И это очень хорошо и до определенной степени работает. Но если ребенок меняет школу, отправляется в лагерь и вообще выходит в большой мир, задача взрослых, опять же, поговорить с ним и предупредить словами. Лучше пусть будет несколько сложных и грустных бесед, чем ребенок без подготовки столкнется с враждебностью или прямой агрессией. Не оставляйте детей неподготовленными!

— Учитывайте возрастные и личностные особенности детей 

Например, многие подростки начинают дистанцироваться от родителей, стесняться их и бунтовать. У лгбт-родителей есть склонность думать, что дело в их ориентации, в то время как дело совсем не в этом или не только в этом. В поисках причины проблем надо не забывать об этом искажающем эффекте восприятия и делать на него поправку. Сделайте сверку, узнайте, сталкиваются ли с похожей проблемой семьи гетеросексуальные (и как они ее решают).

— Помните, дети не склонны закрывать глаза на гомофобное отношение ваших родственников

Лгбт-взрослые успевают привыкнуть к тому, что их семьи и родственники ожидают от них «скромности» и послушно «не афишируют». Они приходят на семейные мероприятия в одиночку, даже если много лет живут в гражданском браке, не обращают внимание на то, что их семью по факту игнорируют и скрывают, пропускают мимо ушей сомнительные комментарии. То есть мирятся с тем, что их детям кажется оскорбительным.

Дети на все эти «мелочи» обращают внимание. Многие в своих воспоминаниях отмечают значительную разницу в поведении родителей в присутствии других родственников и в обычной жизни. Сам факт, что тема ориентации и личной жизни их родителя окружена молчанием, для детей тоже заметен. Поэтому довольно часто дети лгбт-родителей обрывают все связи с теми родственниками, кто себя подобным запятнал, как только появляется возможность это сделать.

Если есть желание сохранять семейные связи, лгбт-родителям советуют стараться все-таки поднимать неудобные темы и вызывать родню на диалог. Да, скорее всего, придется ответить на множество странных и неприятных вопросов. Но любые вопросы — это шаг в сторону понимания, а значит, они предпочтительнее молчания. Тут еще Абигель пишет о том, что во многих семьях молчание понимается как попытка защитить свою заблудшую гомосексуальную овцу, и если сама овца готовность к диалогу не демонстрирует, она может очень долго отставаться неназываемым скелетом в шкафу, несмотря на фактическое присутствие за семейным столом.

— Следите за тем, что вы говорите о гетеросексуальном большинстве и женщинах/мужчинах в целом

Многие родители тех, чей опыт приводится в книге, успели хлебнуть лиха от гетеросексуального большинства, и это наложило отпечаток на степень их предубежденности и закрытости по отношению к упомянутому большинству. Но книга призывает помнить, что с большой вероятностью дети в лгбт семьях вырастут в гетеросексуальных взрослых, а значит — стоит обращать внимание на то, какое сообщение им транслируется.

Слышат ли они резкие комментарии в адрес мужчин? Женщин? Гетеросексуального большинства в целом? Не придется ли им вздрагивать от небрежно брошенного замечания родителей и проходить через кризис самоидентификации с кем-то, кого они уже научились воспринимать как внешнего врага?

Обратите внимание, с кем вы дружите и регулярно общаетесь. Хорошо бы, чтобы был баланс — дружелюбное окружение, но достаточно разнообразное, чтобы дети видели, что быть гетеросексуальным — не обязательно значит быть потенциально опасным. Если взрослые на словах говорят, что есть и хорошие (нужное подставить), но ни с кем из этой группы семья на деле не общается, ребенку может быть трудно поверить, что таких людей родители действительно считают достойными дружбы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *