две мамы иммиграция лгбт

Жизнь лгбт в Ванкувере

В русскоязычном интернете время от времени натыкаюсь на высказывания в духе “меньшинства везде не любят и везде им плохо, просто в загнивающих америках-европах это скрывают лучше, потому что боятся, что по судам затаскают и всем миром заклюют”. То есть пишущий предполагает, что за условным океаном живут сплошь такие же гомофобные Васи, как и он сам. Просто волею судеб или могущественного “голубого лобби”, несмотря на свою многочисленность, заграничные Васи боятся лишний раз рот открыть в публичном пространстве и только жалуются друг другу тёмной ночью. При этом плохое качество жизни лгбт-сообщества существует само по себе, очевидно являясь органической частью естественного хода вещей.

Подобные рассказы я видела как в исполнении живущих в России, так и на иммигрантский лад: “Мне мой друг, коренной канадец ТМ, пока мы вместе хоккей смотрели под пиво, признался, что все эти парады ему поперек горла и геи — зло!”

Честно скажу, пока мы сами в Канаду не переехали, эти заявления наводили на меня грусть: а вдруг это я ошибаюсь и вся собранная мной информация ошибочна, а прав как раз Вася-иммигрант? В конце концов, он там уже живёт, может, знает, о чём говорит? Может быть, ждёт нас всё то же самое, что в России, только украшенное сложностями адаптации?

Очевидное-невероятное: нет, Вася не знает.

Сейчас расскажу, почему, но сначала необходимый дисклеймер: пишу конкретно про Ванкувер, а не про всю Канаду, или, тем более, Северную Америку. Пишу только про мой личный опыт, что значит: опыт женщины средних лет с детьми, от канадской гетеросексуальной домохозяйки на первый взгляд, а также второй и третий, не отличающейся. Надо заметить, что совершаю каминг-аут (или афиширую) я постоянно, то есть живу полностью открыто. Потому что ну невозможно же не! В магазине детей спрашивают: “Вы близнецы?”, дочь, радостно: “- Нет, я на шесть недель раньше, потому что меня родила одна мама, а его — другая!”. В парикмахерской предлагают “А приводите мужа к нам тоже стричься?”, значит, отвечаю: “У меня не муж, у меня жена, и ей к вам ездить неудобно”. На спортивном кружке дочери говорят: “Ого, какая ты высокая!”, она в ответ “Это я в маму, только не в эту, а в другую!” и так далее и тому подобное.

Итак, почему люди, щедро делящиеся в интернете своим мнением о положении лгбт в Канаде, например, часто не знают, о чём говорят? Большинство из них уверено, что ориентация окружающих им очевидна с первого взгляда, а геи и лесбиянки живут исключительно в специальном квартале на специальной улице и ведут там свою специальную безнравственную жизнь. Про жизнь лгбт такие знатоки знают примерно ничего, а что знают, почерпнуто, в основном, из медиа-пространства, часто русскоязычного — вот тут круг и замыкается.

Теперь про мой канадский опыт.

В девяти случаев из десяти, когда я говорю о том, что у меня жена, а не муж, мои собеседники воспринимают это спокойно. Спокойно — это значит, принимают к сведению и продолжают разговор, не читая мне речей о том, что вообще лгбт — это ужас-ужас и неплохо бы их всех на Колыму, но у меня такие хорошие дети, так что так уж и быть, мне жить можно (реальный случай из России). Спокойно — не начинают рассказывать, как они сами не гомофобы, но все-таки это не по природе, а не обидят ли нас другие, злые люди, и детям будет тяжело, потому что полоролевые модели и страшно жить (тоже все по следам реальных разговоров).

При этом, в отличие от России, я сейчас вообще не задумываюсь, не опасно ли “раскрываться” и не покусает ли меня этот милый человек. Потому что десятый случай — это обычно какой-нибудь иммигрант разной степени свежести, который до этого был уверен, что знает, как выглядят лесбиянки и в его картину мира не укладываюсь ни я, ни наличие у меня детей. И самая вероятная его реакция — это минутная заминка, редко-редко — серия уточняющих вопросов.

Замечу, что в официальных учреждениях, как государственных, так и коммерческих, в 100 процентах случаев никто бровью не ведет, не теряет фирменного канадского дружелюбия и вежливости, если упоминается наличие у меня жены, а у детей второй мамы.

Гетеросексуальный Вася, который воспринимает возможность сказать “вот моя жена, а это наши дети” как нечто само собой разумеющееся, не представляет, насколько на самом деле велика разница, когда говорит, что жизнь лгбт в России и в Канаде одинаковая.

В Канаде можно пожениться, можно обеим быть быть признанными как равноправные родители общих детей, можно вместе усыновлять, можно снимать квартиру, брать ипотеку, включать вторую половину в свою медицинскую страховку, вместе заполнять налоговую декларацию и пользоваться семейными льготами. Можно не заполнять миллион бумажек, которые мало что гарантируют, на самом-то деле, просто чтобы получить тот же доступ к самым разным возможностям, которые полагаются признаваемой законодательством семье.

Ванкуверские опасности, которые обсуждаются в лгбт-группах или при личных встречах, выглядят примерно так. Как оформить дополнительные документы на детей, чтобы не было проблем при поездке за границу? Слышали, белым днем в таком-то районе обозвали на улице нашу знакомую? Дети дразнят нашу дочь, потому что она хочет играть только в семью с двумя мамами, как лучше поговорить с учителями и директором, чтобы они вмешались? У нас анонимный донор, что делать с днем отца в детском саду, у кого какой опыт?

Российские опасности другие. А вы слышали, опять убили/побили/ограбили/начали охотиться на геев? Кинопоказ/лекцию/встречу перенесли, потому что угрожают погромом. Родители выгнали из дома, что делать? Бывший муж пытается отсудить детей, мотивирует тем, что я лесбиянка и оказываю на них плохое влияние. Дочь в детсаду сказала, что у неё две мамы, вызывают на беседу к директору и психологу, поделитесь контактами юриста на всякий случай. Что делать, если вдруг придёт опека?

В Ванкувере среди знакомых нам лгбт-семей нет ни одной, живущей закрыто и скрывающей, что они семья. Максимум закрытости — это когда реальное положение вещей скрыто от старших родственников, оставшихся на родине, и то, это скорее исключение, чем правило. В Новосибирске в той или иной степени скрывались почти все, иногда годами умудряясь жить вместе так, чтобы почти никто ничего не знал — включая собственных детей.

За семь лет в Канаде мои дети ни разу не столкнулись с тем, чтобы их дразнили за то, что у них две мамы, хотя они эту информацию абсолютно не скрывают на всех своих кружках, занятиях и в разнообразных лагерях. Тот факт, что они учатся дома, вызывает на порядок больше внимания и интереса. Мне такое спокойное принятие кажется очень логичным. Жизнь семейных лесбиянок также обвешана бытом и рутиной, как жизнь любой гетеросексуальной семьи. Серьёзно. Главное отличие — что обычно оба родителя на равных вовлечены в жизнь детей, независимо от того, кто работает вне дома, а кто нет. А в остальном абсолютно всё то же самое, ноль экзотики.

Конечно, в Ванкувере тоже бывает всякое. Разница в том, что здесь “всякое” — скорее единичные случаи, чем правило. Если кто-то решит тебя оскорбить, прохожие будут на твоей стороне, а не на его. Если твоего ребенка будут обижать, то ты не услышишь в ответ “а чего вы хотели?”. Если в ком-то бушует гомофобия — этот кто-то сделает над собой усилие и выльет её не на тебя, а в уютном кругу таких же страдальцев.

Напишу отдельно конкретно про русскоязычных иммигрантов и их отношение, раз с них начала. Хотя на старомодных форумах хватает кадров разной степени кислотности, в фейсбучной мамогруппе Ванкувера, например, за прямые холивары про ориентацию банят, а в смежных темах три четверти участниц высказываются за толерантность и укоряют гомофобов в нетерпимости. В личном общении максимум негатива — это одна-две мамы на детской площадке, которые старались держать дистанцию после известия о наличии у меня жены, хотя до этого лучились дружелюбием, плюс один раз, когда наших детей в три, что ли, года не пригласили на день рождения, потому что “как другим друзьям на вопросы отвечать”.

С одной стороны, ложка дёгтя, с другой стороны — учитывая, сколько в Ванкувере русскоязычных людей живёт без подобных гусей в голове (вполне возможно, что больше, чем в нашем исходном Новосибирске) — ерунда, право слово.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *