быть родителем феминизм

Про выращивание девочек или «Золушка съела мою дочь»

Так получается, что Алёна у нас в основном читает про воспитание мальчиков, а я — про воспитание девочек 🙂 Одна из зацепивших меня книг на эту тему — «Cinderella ate my daughter» Peggy Orenstein. Пегги рассказывает о своем личном опыте мамыдевочки, анализирует опыт других родителей, ссылается на разные интересные исследования; большой плюс книги в том, что в ней не только объясняются различные опасности, но и предлагаются контрмеры.

Завязка истории: Пегги — феминистка, которая думала, что знает, что надо делать, чтобы девочки росли свободными. Когда у нее родилась дочь, Пегги поняла, что советы давать гораздо легче, чем реально противостоять давлению окружающей среды:

«Чем выше задираешь нос, тем больнее падать. Хватило, чтобы один мальчик, пробегавший мимо нее на детской площадке, крикнул «Девочкам поезда не нравятся!» и паровозик Томас оказался на самом дне коробки с игрушками. Через месяц Дэйзи устроила истерику, когда я попыталась запихать ее в штаны. Буквально из воздуха она усвоила имена всех Диснеевских Принцесс и цвет их платьев — а я даже не знала, кто они такие. Она залипала у витрин магазина игрушек, а на свой третий день рождения умоляла подарить ей «настоящее платье принцессы» и пластмассовые туфли впридачу. Тем временем, одна из девочек в ее группе, та, что с Двумя Мамами, каждый день приходила на занятия в бальном платье Золушки. С фатой.  

Что вообще случилось? Другие матери, женщины, которые клялись, что никогда не будут зависеть от мужчины, улыбались снисходительно своим дочерям, требующим, чтобы их называли Белоснежкой. Кассир в супермаркете неизменно привествовал Дэйзи «Привет, принцесса!». Официантка в местном кафе, хипстерская девушка с пирсингом в языке и татуировкой-черепом на шее, называла оладьи Дэйзи «едой для принцесс»; милая женщина в магазине Лондон Драгс предложила нам бесплатный воздушный шар и сказала: «Могу поспорить, я знаю, какой у тебя любимый цвет», а потом протянула Дэйзи розовый шар, вместо того, чтобы дать ей выбрать. Вскоре после того, как Дэйзи исполнилось три, наша дорогостоящая стоматолог — у которой был полный кабинет комиксов, игр и двд, показала на кресло и спросила: «Хочешь посидеть на моем специальном троне для принцесс, пока я наведу блеск на твоих зубках?»

«Да боже мой, — не выдержала я. — А сверло у вас тоже для принцесс?»
И врач посмотрела на меня, как на злую мачеху. »

Словом, Пегги стала разбираться, переосмысливать свою позицию, а в процессе написала книгу. Дальше я попробую — по мере сил коротко — написать про запомнившиеся мне моменты.

Чем опасны принцессы?

Диснеевские принцессы — это отдельный бренд, придуманный компанией в 2001 что ли году, чтобы продавать сопутствующие товары — платья, короны, сумки и тысячи других предметов. Четко маркирован розовым цветом, цветочками и прочими атрибутами девочковости. Родителей обычно умиляет, потому что когда твоя дочь умилительно прыгает вокруг в умилительном платье и играет в принцессу, трудно не умилиться.

Пегги видит несколько проблем. Во-первых, сами истории в изложении Диснея, особенно классические (Золушка, Русалочка, Белоснежка) несут сомнительные послания. Во-вторых, агрессивное превращение дошкольников в покупателей. В-третьих, этот бренд (как и многие другие, впрочем) транслирует весь набор гендерных стереотипов. В-четвертых, после увлечения принцессами девочки по цепочке переходят к следующим творениям маркетологов — все менее и менее невинным. Наконец, сама концепция «принцессы» в том виде, в котором она продается, способствует разобщенности девочек — принцессы не дружат, каждая из них в своем мире, смысл их жизни — «и жили они долго и счастливо» с соответствующим принцем.

Лечение. Пегги для себя решила, что невозможно бороться с волной, и если ее дочь на принцессах залипла, то все, что может она сама как родитель А) ввести разумные ограничения на принцессячие товары Б) познакомить дочь с исходными версиями сказок, чтобы в голове у нее были хотя бы классические архетипы, а не куцые современные версии В) показывать, сколько всего другого интересного есть в мире

Внешность как базовая характеристика

Попробуйте обратить внимание, как часто окружающие хвалят девочек и мальчиков за красоту и внимание к собственной внешности. Не секрет, что львиная доля подобных комплиментов достается девочкам. Поэтому отдельная глава в книге посвящена детским конкурсам красоты, как крайнему проявлению этого перекоса.

Пегги пишет о подобных конкурсах не только, чтобы обсудить очередной пример того, как девочек учат воспринимать себя как объект, но и чтобы поговорить о том, как матери объясняют, почему их дети вообще в таких конкурсах участвуют.

Так вот, причина раз — «конкурсы не наносят вреда, наоборот, учат девочек выступать перед публикой и другим полезным навыкам». Причина два — хотя родителям конкурсы не слишком нравятся, но «дочь сама очень хочет».

Это те же аргументы, которые используют, когда покупают своим дочерям сомнительных кукол, детскую косметику, устраивают день рождения в формате «научись красить ногти» для пятилеток и делают другие интересные вещи.

И если реакция по поводу, например, этого видео у многих родителей совпадает:

то в менее ярких случаях звучат те же стандартные «есть польза» и «ей так нравится».

Склад вопросов

Тут заставившие задуматься вопросы, на которые нет однозначных ответов. Похоже, единственное решение — ежедневные поиски правильного баланса.

1. Если мама морщит презрительно нос на розовый цвет и прочие общепринятые атрибуты девочковости, не решит ли дочь, что мама думает, что девочкой быть плохо и стыдно?

2. Если у всех есть Барби в стрингах, а у твоей дочери нет, не станет ли это для нее запретным плодом и не будет ли она с утроенной силой стремиться получить эту Барби (то же самое с популярными среди сверстников мультфильмами, где девочки показаны глупыми, беспомощными, думающими только о косметике/одежде/мальчиках)?

3. Не рванет ли дочь делать из себя «нормальную девушку» при первой возможности, чтобы лучше вписаться в общество?

Пегги пишет, что с ее точки зрения бесполезно действовать на опережение, например. Мышление дошкольников и младшешкольников очень конкретно, и если начинаешь объяснять, что есть люди, которые думают, что девочки хуже считают, но это не так, то все, что услышит ребенок — что девочки хуже считают. Надо стараться обеспечивать многообразие положительных примеров, а негативные стереотипы атаковать, только если ребенок с ними сталкивается. Чем старше девочка, тем больше надо разговаривать и обсуждать окружающую реальность. Больше слушать и задавать вопросы, чтобы дочь сама думала и анализировала. Верить в лучшее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *